"It ain't over till it's over" Yogi Berra

Некрологи
me
anyword
Следующее поколение вполне может, лет так через 30-40, в эпитафиях использовать такие речевые обороты, как "Искреннее служение Сети" или "Беззаветная преданность Интернету".

И точно так же, как раньше писали: "Она прожила яркую жизнь, посвятив ее театру", теперь будут писать "Он отдал всего себя ежедневным поискам во Всемирной Паутине"

Разное
me
anyword
Он вскочил на подножку уходящего твитта

Фэйсбук повернулся лицом к нему

Журнал ожил

Посвящается Доминику Стросс-Кану
me
anyword
Специфика развитых государств, таких как США, такова, что пока вы сидите тихо в своей общественной ячейке и исправно платите налоги вы совершенно не интересуете громадный, висящий над вами, государственный механизм. Вы можете свободно знакомиться с самой открытой прессой, смотреть самые прогрессивные кинофильмы, слушать самые демократические прения в Сенате.

Но не дай Бог вам попасться на чем-то.

Вы в считанные часы узнаете как тяжелы и безжалостны гусеницы машины принуждения.

И по вам с удовольствием потопчутся сотни ног.

И полиция вытащит на Божий свет всю вашу жизнь. И станет даже известно, какие носки вы натягивали утром 20 лет назад.

Об индейцах
me
anyword
Дементий и Гостомысл были индейцами. Несмотря на то, что один жил в квартире №6 на втором этаже обычной белгородской хрущевки, а второй был прописан на городской свалке. Эти заурядные жилищно-коммунальные подробности все равно не имели решительно никакого влияния на их жизненную философию. И потому Дементий назывался по-индейски Человек, Смотрящий Сквозь Спидометр, а Гостомысл – Механик По Ремонту Проблем.

Как и у всех, давно и с увлечением пьющих людей, однажды у друзей случился алкогольный делирий. То есть белая горячка или «белочка» говоря по-простому. Когда вокруг прыгают мерзкие зеленые жабы и прочие чОрты.

В тот самый день, когда это произошло в первый раз, никаких земноводных вокруг не наблюдалось. Зато был гордо восседающий на бурой лошадке, от холки до крупа облепленной комарами, индеец-крик племени маскока. Первым его увидел Гостомысл, поскольку был человеком культурным и в молодости посещавшим Белгородскую государственную научную библиотеку. Дементий сначала немного замешкался из-за своего посредственного среднего образования и не заметил ничего подозрительного в указанном направлении. Но накатив еще полстаканчика, тоже совершенно отчетливо увидел индейский профиль, поскольку сидел сбоку, у стены. Более того, именно он впоследствии опознал в индейце Сломанного Зуба, сына шиппевского вождя Бьясву.

С той поры и завязалась у них индейско-белгородская дружба. Обитатели квартиры №6 трепетно впитывали индейский фольклор и иногда, с целью тренировки, бросали ножики в дверь спальни как их учил Сломанный Зуб.

Мудрость гордых сынов прерий восходила к ним после каждого пятого стакана. Особенно хорошо помогал в установлении пространственно-временной смычки самогон от тетки Пелагеи. Забористый, тягучий, цвета потного хаки, с ноткой дрожжевого привкуса и с базовым послевкусием ветоши, он был сделан из отборных субпродуктов, состав которых не раскрывался производительницей в целях сохранения коммерческой тайны. Самогон реально хорошо вставлял на североамериканскую историческую тематику, и индейцы выглядели неотличимо живыми и всегда обозначали факт своего присутствия свежим конским пометом, появлявшемся в самых неожиданных местах.

- Каждый год одно и то же – медленно сказал Гостомысл, привычно обозревая висцеральный индейский привал. – Прилетают пчелы.

Плеснимнеещеглазаплоховидят – в однотонной аппалачской манере востребовал Дементий, наваливаясь грудью на стол.

- Не говори так! Никогда не говори мне так! – неожиданно завизжал Гостомысл, сжимая уши.– Я боюсь длинных слов...

Индейцы с сочувствием посмотрели на Механика. Гипомонстрэскуипедалофобия была сущим проклятием их племени.

Дементий в три приема совершил акт поднятия из-за стола и старательно петляя среди навозных кучек, оставленных индейскими лошадьми тут и там по квартире, вышел на балкон за старой заначкой – Пелагеиной поллитровочкой.

Когда он вернулся, индейцев уже не было. А достаточно трезвый Гостомысл сидел за столом в свежей торжественной рубахе и писал заявление на вступление в члены «Единой России».

- Где в этом смысл? – вопросил Смотрящий Сквозь Спидометр голосом Ларри Кинга.

- Его нету. Он утонул... – просто, с улыбкой, откликнулся Гостомысл, ставя свою подпись внизу. Нос его при этом выглядел необычайно длинным для его короткого лица.

- Ну, – философически раскрыв поллитровочку и разливая дрожжевой нектар по стаканам молвил Дементий – Тогда за утопшего! Хороший тост, между прочим, человеческий...

И они синхронно выпили.

А в спальне в это время послышался далекий стук копыт.
Tags:

?

Log in

No account? Create an account