me

Трубка


Арнольд Чернонегров сделал первый шаг в неглубокую ванну и открыл душ, регулируя воду. В этот момент раздался звонок.

Он ступил назад, факнулся и вытянул мобильник из халата, висевшего на двери.

- Слушаю -  сказал он и задушил воду.

- Мы должны разорвать наши отношения. – послышалось в трубке вместо приветствия – Я больше не могу так  жить.

Арнольд вздохнул.

- Мы
  уже
  разорвали
  их. – медленно, словно ребенку, сказал он – Один год назад.

- Что ты имеешь в виду - год назад?! – взвизгнула трубка -Ты что, изменял мне все это время?!

- Я обручен. У меня невеста. Все знают об этом. – устало перечислил он и помолчав добавил – Почему ты все время звонишь мне?

Трубка всхлипнула:
- Не могу поверить, что ты изменял мне все это время...

Многоточиями пошли гудки.

Арнольд наконец-то стал под душ.

Бывшая жена действительно добавляла беспокойство в его жизнь. Но еще большее волнение вызывало ее здоровье.  
Этот звонок был уже пятым за последний месяц. Он не хотел, чтобы его невеста узнала об этом.

Арнольд уже обтирался полотенцем, когда телефон зазвонил снова.

- Да?

- Я приняла решение – сказала трубка – Между нами все кончено. Даже и пытайся звонить мне, чтобы вернуть отношения назад.
me

Чем заняться завтра

Никогда не покупал акций оборонных предприятий - завтра куплю немного McDonnell Douglas (Boeing Company) и L-3 Communications.

Никогда не любил охоту - завтра подам заявку на получение лицензии на гладкоствольное оружие.

25 лет назад прочитал последнюю, в своем списке, книжку про военные конфликты - завтра снова достану с полки изрядно припавшую пылью Catch-22 Джозефа Хеллера. А затем и стоящие рядом From Here to Eternity Джеймса Джонса и The Naked and the Dead Нормана Мейлера.

Завтра наступает время интересоваться войной.
me

Об Америке

Жить в четко структурированном законом обществе и не понимать его принципов - опасно.
Иногда - смертельно опасно.
me

Текущее

Когда женская красота прекращает быть главным стимулом в жизни, так мало остается стран, в которых можно жить.
me

Ночная песня

- Тихо! Тихо. - призвал Елизар и поднял указательный палец вверх - Слушай...

И Антохий, глядя в аспидную даль, поверх кончика матово отсвечивавшего в лунном свете Елизарова пальца, услышал их. Чуть разнотоново, но удивительно сохраняя гармонию, пели гиппопотамы. Песнь баритонально разливалась по ночному аромату сирени, возле куста которой они стояли, словно клубничный сироп по ванильному муссу. Запах, правда, немного сбивался оттенками свежих рвотных масс, исторгнутыми дуумвиратом тремя минутами ранее, как следствие бытия на Мартьяновом Дне рождения. Виновника торжества с ними не было, он так и остался на посту, сраженный последним тостом, и до последней секунды мужественно смотревшем в лицо непьющему тостующему, которого, по странному стечению вечерних обстоятельств, звали Давид Абстинентович Тостер.

Когда гиппопотамы затянули "Как упоительны в России вечера", Елизар не выдержал и заплакал.

- Торкает... - всхлипывая прошептал он - до души пронимают, суки певчие.

Антохия стошнило на сирень еще раз и на глаза тоже навернулись слезы. Культура была ему не чужда.



А наутро Собянин прислал во Внуково специальный подотдел по борьбе с бродячими африканскими животными и люди перестреляли гиппопотамов. Всех до единого.

И тогда заплакала вся Москва. И даже жесткосердный Дмитрий Анатольевич, любовь которого к зверям, как известно, заканчивалась на медведях.
me

Старая, добрая реклама BMW с Мадонной получила Гран-при фестиваля Clio Awards

Один из Гран-при международного рекламного фестиваля Clio Awards в категории Film ( http://www.clioawards.com/winners/winners.cfm?medium_id=1 ) в 2011 году получил ролик Гая Ричи, который был сделан в свое время студией Star для автопроизводителя BMW с участием Мадонны и Клайва Оуэна.

В мини-фильме Оуэн играет водителя Мадонны, которому заплатили за то, чтобы он напугал капризную звезду экстремальной ездой.

me

Касательно конца света 21 мая

Каждый день на Земле умирает 153 тысячи человек.

Для этих, избранных, действительно 21 мая наступит конец света.

Остальная масса (без малого 7 миллиардов), опять одураченная, продолжит жить.
me

Об индейцах

Дементий и Гостомысл были индейцами. Несмотря на то, что один жил в квартире №6 на втором этаже обычной белгородской хрущевки, а второй был прописан на городской свалке. Эти заурядные жилищно-коммунальные подробности все равно не имели решительно никакого влияния на их жизненную философию. И потому Дементий назывался по-индейски Человек, Смотрящий Сквозь Спидометр, а Гостомысл – Механик По Ремонту Проблем.

Как и у всех, давно и с увлечением пьющих людей, однажды у друзей случился алкогольный делирий. То есть белая горячка или «белочка» говоря по-простому. Когда вокруг прыгают мерзкие зеленые жабы и прочие чОрты.

В тот самый день, когда это произошло в первый раз, никаких земноводных вокруг не наблюдалось. Зато был гордо восседающий на бурой лошадке, от холки до крупа облепленной комарами, индеец-крик племени маскока. Первым его увидел Гостомысл, поскольку был человеком культурным и в молодости посещавшим Белгородскую государственную научную библиотеку. Дементий сначала немного замешкался из-за своего посредственного среднего образования и не заметил ничего подозрительного в указанном направлении. Но накатив еще полстаканчика, тоже совершенно отчетливо увидел индейский профиль, поскольку сидел сбоку, у стены. Более того, именно он впоследствии опознал в индейце Сломанного Зуба, сына шиппевского вождя Бьясву.

С той поры и завязалась у них индейско-белгородская дружба. Обитатели квартиры №6 трепетно впитывали индейский фольклор и иногда, с целью тренировки, бросали ножики в дверь спальни как их учил Сломанный Зуб.

Мудрость гордых сынов прерий восходила к ним после каждого пятого стакана. Особенно хорошо помогал в установлении пространственно-временной смычки самогон от тетки Пелагеи. Забористый, тягучий, цвета потного хаки, с ноткой дрожжевого привкуса и с базовым послевкусием ветоши, он был сделан из отборных субпродуктов, состав которых не раскрывался производительницей в целях сохранения коммерческой тайны. Самогон реально хорошо вставлял на североамериканскую историческую тематику, и индейцы выглядели неотличимо живыми и всегда обозначали факт своего присутствия свежим конским пометом, появлявшемся в самых неожиданных местах.

- Каждый год одно и то же – медленно сказал Гостомысл, привычно обозревая висцеральный индейский привал. – Прилетают пчелы.

Плеснимнеещеглазаплоховидят – в однотонной аппалачской манере востребовал Дементий, наваливаясь грудью на стол.

- Не говори так! Никогда не говори мне так! – неожиданно завизжал Гостомысл, сжимая уши.– Я боюсь длинных слов...

Индейцы с сочувствием посмотрели на Механика. Гипомонстрэскуипедалофобия была сущим проклятием их племени.

Дементий в три приема совершил акт поднятия из-за стола и старательно петляя среди навозных кучек, оставленных индейскими лошадьми тут и там по квартире, вышел на балкон за старой заначкой – Пелагеиной поллитровочкой.

Когда он вернулся, индейцев уже не было. А достаточно трезвый Гостомысл сидел за столом в свежей торжественной рубахе и писал заявление на вступление в члены «Единой России».

- Где в этом смысл? – вопросил Смотрящий Сквозь Спидометр голосом Ларри Кинга.

- Его нету. Он утонул... – просто, с улыбкой, откликнулся Гостомысл, ставя свою подпись внизу. Нос его при этом выглядел необычайно длинным для его короткого лица.

- Ну, – философически раскрыв поллитровочку и разливая дрожжевой нектар по стаканам молвил Дементий – Тогда за утопшего! Хороший тост, между прочим, человеческий...

И они синхронно выпили.

А в спальне в это время послышался далекий стук копыт.
me

Посвящается Доминику Стросс-Кану

Специфика развитых государств, таких как США, такова, что пока вы сидите тихо в своей общественной ячейке и исправно платите налоги вы совершенно не интересуете громадный, висящий над вами, государственный механизм. Вы можете свободно знакомиться с самой открытой прессой, смотреть самые прогрессивные кинофильмы, слушать самые демократические прения в Сенате.

Но не дай Бог вам попасться на чем-то.

Вы в считанные часы узнаете как тяжелы и безжалостны гусеницы машины принуждения.

И по вам с удовольствием потопчутся сотни ног.

И полиция вытащит на Божий свет всю вашу жизнь. И станет даже известно, какие носки вы натягивали утром 20 лет назад.